nbalanchak

Categories:

Существуют ли метафизические корни противостояния России и Запада?

В.И. Ерёмин

Oб авторе

О, Русь, приснодева,

Поправшая смерть!

Из звёздного чрева

Сошла ты на твердь.

Сергей Есенин

Возможные культурно – исторические причины «неуживчивости» России и Запада (Европа и её «дитя» США) исследовали многие авторы, однако ряд важных вопросов остался без ответа. Уникальность России как самобытной цивилизации впервые 150 лет назад обстоятельно раскрыл один из основателей цивилизационного подхода к исследованию истории Николай Данилевский (1), книгу которого Фёдор Достоевский назвал настольной для каждого русского. Вывод Н. Данилевского о том, что Европа враждебна России оказался пророческим. Представляется целесообразным выделить в этой проблеме два основных взаимосвязанных фактора; это личностный фактор – феномен загадочности русской души, и социальный – особенности эгрегориального «менталитета». Процесс русского самопознания, раскрытия самобытности русского народа и его роли в мировой истории, исследование природы русской души и смысла русской идеи, после 1917 г. был прерван в России почти на 75 лет. Конец 20-го века можно считать началом возрождения философского интереса к этим темам. Важной вехой этого процесса стала книга Юрия Мамлеева (2) – известного как основатель литературного течения «метафизический реализм», предтечей которого можно считать Ф.Достоевского. Примечательно, что русская доктрина Ю.Мамлеева создавалась в эмиграции, где её автор прожил с 1971 по 1993г. и явилась результатом «глубинного проникновения в русскую культуру, прежде всего в литературу, погружения в её метафизический и пророческий смысл». И главное, что отметил автор доктрины, она создавалась на основе интуитивного, творческого процесса и того, что «условно можно назвать молниеносным озарением». Ключевыми источниками доктрины Ю. Мамлеев назвал русскую культуру, традиционалистскую метафизику (особенно Веданту) и некоторые положения его философской концепции, изложенной в книге «Судьба бытия».

Своё исследование бездны русского духа Ю.Мамлеев начинает с поэзии, где на его взгляд наиболее отчётливо проявлены важнейшие аспекты метафизики русского мира. «В поэтическом творчестве наиболее наглядно раскрывается мистическая, таинственная сущность русской души, а следовательно и России» (2). Автор доктрины полагал, что поэзия С.Есенина соприкасается с самым сокровенным уровнем русской души – это контакт с миром её изначальных качеств. Такой подход аналогичен пониманию известного философа Семёна Франка, который считал что поэзия есть таинственный способ выразить то, что в иной, отвлечённо – логической форме невыразимо (3). «Поэзия выражает некую конкретную реальность, не разлагая её на систему отвлечённых понятий, а беря её как таковую, т.е. в её конкретности». С.Франк утверждал, что метафизическое постижения бытия возможно только через усмотрение антиномичного единства противоположностей. Замечательный философ, психолог и педагог Анатолий Арсеньев также отмечал, что поэзия может лучше выражать трансцендентные идеи, чем современная философия. Важнейшие положения доктрины Ю. Мамлеева вкратце заключаются в следующем. Россия представляет для нас (после Бога) высшую и глубочайшую сверхценность, по сравнению с которой все политические, социальные и так называемые общечеловеческие ценности отступают на задний план. В сфере русскости Ф.Достоевский непревзойдён, его творчество есть откровение о русской душе. Русскость является метафизическим качеством, а Россия не просто страна, а метафизическая реальность, поэтому она может выражать себя на любом космологическом уровне. «Познать Россию – это значит познать себя, свою душу и наоборот». Всё, существующее в космологической России, имеет место быть и в русской душе, которая является аналогом России на уровне микрокосма. Её можно «понять» в какой-то степени, но не умом, а сверхрациональным интуитивным разумом. В конечном итоге, как подчеркнул Ю.Мамлеев, метафизический национализм – это то, что может поставить Россию над миром. «И если этот мир идёт к гибели, то это не должно стать участью России…Стоит ли быть лидером идущих в ад?». Такое понимание созвучно представлениям Ивана Ильина, который был уверен, что ни один народ в мире не имел такого бремени и такого задания, как русский народ (4). Поэтому служение России должно быть «прочувствовано и осмыслено как служение Делу Божьему на земле».

Центральной проблемой личности, как полагал А.Арсеньев, является располюсованность этического сознания. Особенно наглядно, по его убеждению, это проявлено в душе русского человека, где на протяжении веков остаются максимально располюсованными антиномичные черты характера: рабское сознание и любовь к свободе, жестокость и милосердие, подлость и честность, тупость и глубокая метафизическая настроенность ума, святость и демонизм, лень и способность к самоотверженной творческой работе. Уникальность русского народа, на взгляд А.Арсеньева, обусловлена недовоплощённостью его архетипа в феноменальное бытие, что приводит к неприятию русской душой ценностей вещностной цивилизации Запада. «Все попытки уничтожить русский архетип (свои и чужие) не удались, поскольку не смогли добраться до его метаисторических корней» (5). Антиномичность, парадоксальность русской души, как её отличительный признак, выделил и Ю.Мамлеев, который считал величайшей по своему значению антиномией – русскую любовь к бытию, в самом широком смысле, и страсть к запредельному. «Русскому человеку, таким образом, самим Богом дана возможность идти к невероятным реалиям и целям». А.Арсеньев сделал вывод, что русский народ более свободен к принятию радикально новых форм будущего, поскольку он ближе других к безмерности квазихаоса по причине своей недовоплощённости в социальное вещностное бытие современной цивилизации. Важность хаоса, как источника будущего порядка, в природе русской души отметил и Ю.Мамлеев, на взгляд которого хаос гораздо глубинней, метафизичней порядка, в котором прорастают и реализуются только отдельные «зёрна», содержащиеся в хаосе, как в мистическом первоначале. «Запад – это порядок, Россия – хаос, и это одна из причин, почему Запад не способен победить Россию…В своей загадочности Россия принадлежит только себе. Её отстранённость – знак её высшего предназначения, как и её всечеловечность, - эти качества таинственным образом соединяются в России». Согласно его доктрине, метафизическая Россия – во всей своей грандиозности, неизбежно должна воплощаться и реализовываться не только на нашей планете (в исторической России), но и в других сферах и уровнях Космоса, видимого и невидимого. «Можно без преувеличения сказать (учитывая состояние современного человечества), что самое худшее в русских – это то, что они люди, а самое лучшее – то, что они русские» (2). Некоторые соображения о метафизике социального бытия рассмотрены в статье автора (7).

В последние годы всё отчётливей проявляется «непонимание» Западом России после её «демократического» выбора, что вроде бы странно – ведь «общечеловеческие» ценности, казалось бы, должны объединять. Какие же тогда факторы разъединяют эти метакультуры? Своё видение взаимодействия эгрегоров метакультур изложил Даниил Андреев (8), которого одни считают гением, другие шизофреником. Хотя, как свидетельствует история, граница между этими понятиями весьма условна. В лучшем случае современники считали гениев чудаками, как Константина Циолковского, в худшем – еретиками, как Сократа и Джордано Бруно. Известный исследователь метаисторической концепции Д.Андреева – Михаил Штеренберг сделал вывод, что необычную книгу этого духовидца можно рассматривать как научную теорию, достоверно подтверждённую практикой (9). Впервые основы учения об эгрегорах обществ разработал в России в начале 1920-х годов Владимир Шмаков, но поскольку оно не «вписывалось» в марксизм – ленинизм, книга была издана только в 1994 году (10). Автор учения отметил, что эгрегор как целостное сознание социального организма, в том числе общества, недоступен для понимания бодрствующему сознанию человека; однако недоступность эгрегора прямому интеллектуальному познанию ещё не означает его абсолютную непознаваемость вообще. Это под силу гениям и пророкам, которым даётся постигнуть трансцендентную закономерность метаистории, поскольку обладая высшей интуицией «эти люди отождествляют свою субъективность с конкретными устремлениями эгрегора и через это становятся его реализаторами в феноменальной жизни». Вопрос – как овладеть высшей интуицией, пока остаётся для науки загадкой, хотя В.Шмаков 100 лет назад изложил развёрнутое учение об этом божественном даре человека (11).

Александр Пушкин с гениальной прозорливостью описал методы познания человеком Реальности:

О, сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных

И гений, парадоксов друг,

И случай, бог изобретатель.

Из них в качестве «бога изобретателя» можно принять воображение – некоторые особенности этого метанаучного метода познания рассмотрены автором (12). Вполне допустимо предположить, что по аналогии с сознанием человека, категории сознания общества – его эгрегора, раскрываются в последовательности, указанной В.Шмаковым: мистика, разум, воля (11). При этом мистика раскрывается через любовь, разум – через познание, воля – через творческое действование. Если принять, что у эгрегоров разных народов различная динамика раскрытия этих категорий сознания, то в этом случае и приоритеты миропонимания этих народов могут существенно различаться; такие различия и проявляются в истории. Например, у англичан с 17-го века приоритетное развитие получила воля, что позволило Англии стать «владычицей» морей. У немцев преимущественное развитие в категории разума проявилось в достижениях науки и философии. У русского народа доминирование мистики вполне отчётливо проявилось в его культуре, в русском космизме.

Предположение об аналогичности процессов раскрытия категорий сознания человека и общества соответствует предложенному В.Шмаковым членению пневматологии – теоретической механики становления духа, согласно которому любой организм, как всякая спекулятивная конкретность, может изучаться как с точки зрения целого, так и с точки зрения его органичного членения. Поэтому различие в динамике раскрытия категорий сознания эгрегоров разных народов, может быть метафизической основой взаимного «непонимания» этими народами, как социальными организмами, друг друга. А непонимание, как отметил Василий Налимов, вызывает ненависть и агрессию (13). Разумный выход из этой ситуации только один – научиться гармонично сопрягать свои интересы с чужими, поскольку планетарное человечество, как показало исследование метаэволюции Сергеем Гринченко в рамках информатико – кибернетического подхода, возможно только как совокупность сверхстран, конкуренция между которыми неизбежна и обязательна (14). Возможность управления социогенетикой в ряде аспектов рассмотрена в статье автора (15). Полезным подходом к сопоставительному анализу эволюции сверхстран может стать ритмокаскадная концепция Владимира Буданова (16); автор такого подхода к моделированию истории подчеркнул, что «существуют глубинные мотивы происходящего, которые лежат в сфере социального бессознательного». Рассмотрев развитие России в контексте метаэволюции человечества, С.Гринченко выделил 5 стратегических направлений перспективного развития страны (17). Одно из них – срочные меры по увеличению численности населения примерно до 183млн. человек, это необходимый минимум для сверхстраны. На взгляд С.Гринченко, такими мерами могут быть реальные союзы с соседними странами, близкими по языку и культуре, а также стимулирование возвращения русских из ближнего зарубежья на историческую Родину.

В качестве примера наглядности интуитивного «проникновения» в возможное будущее, автор считает уместным привести стихотворение, которое спонтанно появилось в 2005г. на пике интереса к метаистории России.

Русь на тройке готова в полёт,

Мать – Земля тихо шепчет ей:

«Путь тебе предстоит далёк,

Береги своих чудо – коней.

Всё изведала ты, всё прошла –

Радость встреч и горечь разлук.

Незаметно пора пришла

Выходить на прощальный круг.

Вера в сердце, удача в Судьбе,

Богом данной тебе навсегда.

Направляйся к Полярной звезде –

Там найдёшь свой приют, как всегда.

Ты привыкла быть первой во всём,

На авось и с надеждой живёшь.

Если трудно – идёшь напролом,

Если радостно – песни поёшь».

Звёзды кончили свой хоровод,

Солнце над горизонтом встаёт.

Колокольный раздался звон –

Материнской любви стон.

Взмыла Русь на Вере в свой Путь,

На Любви, что не знает границ.

И Надежда отбросила грусть –

Пусть же Мудрость тебя хранит.

То ли явь это, то ли сон.

То ли будет так, то ли нет.

Стихли звуки несказанных слов.

Заметает следы снег…

Литература

1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.

2. Мамлеев Ю.В. Россия вечная. М., 2014.

3. Франк С.Л. Реальность и человек. Париж, 1956.

4. Ильин И.А. Родина. Русская культура. М.,1992.

5. Арсеньев А.С. Философские основания психологии личности. Дисс. докт. психол.наук.М.,2002.

6. Арсеньев А.С. Россия в ситуации общемирового кризиса. // Развитие личности, 2000, № 3-4, с. 24-74.

7. Ерёмин В.И. Метафизика социального бытия в свете философской системы В.Шмакова. // Дельфис, 2016, № 1, С. 51-55.

8. Андреев Д.Л. Роза Мира. М.,1996.

9. Штеренберг М.И. «Роза Мира» Д. Андреева и современность. М.,2000.

10. Шмаков В. Закон синархии. Киев, 1994.

11. Шмаков В. Основы пневматологии. М., 1922.

12. Ерёмин В.И. Воображение как основа творчества человека. // «Академия Тринитаризма», М., Эл. № 77-6567, публ. 27237, 14.07.2021.

13. Налимов В.В. Спонтанность сознания. М., 1998.

14. Гринченко С.Н. Метаэволюция. М., 2007.

15. Ерёмин В.И. Возможно ли управление социогенетикой? Матер. науч. конф. Этика и наука будущего. М., 2006, с. 68-72.

16. Буданов В.Г. Ритмокаскады России и мира. Там же. М., 2004, с.237-246.

17. Гринченко С.Н. Развитие России в контексте метаэволюции человечества. Там же. М., 2008, с. 105-112.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.