nbalanchak

Category:

ВЫБИРАЯ ЖЕРТВУ. ЕСПЧ ВЕДЁТ СВОЮ ИГРУ, НО РОССИЯ МОЖЕТ ОТРАЗИТЬ УДАР...


Россия состоит в большом количестве международных организаций и перечисляет немалые средства на их существование. Оправданны ли эти траты? Должна ли наша страна кормить тех, кто выбрал русофобию образом жизни и единственно возможным способом мысли?

В проблеме участия России в работе международных организаций, лишь вредящих нашей стране, разбиралась Анна Шафран вместе с экспертами в студии "Первого русского". Взять хотя бы самый свежий пример. ЕСПЧ посчитал Россию "ответственной" за смерть экс-сотрудника спецслужб Александра Литвиненко и присудил его вдове Марине 100 тысяч евро компенсации. Даже если не упоминать свидетельства об иностранной спецоперации, в результате которой Литвиненко стал жертвой, остаётся абсолютная нелегитимность расследования ЕСПЧ. Ведь нет даже решения Британского суда, о чём напомнил тележурналист Владимир Соловьёв.

Или другой пример – со Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), с которой связан миллиардер Билл Гейтс. Кстати, он в интервью газете The Wall Street Journal отругал человечество. Вежливо, но всё-таки отругал.

Я несколько обеспокоен тем, что в мире уделяется меньше внимания готовности к пандемии, чем я ожидал.

Подкачали мы с вами и ещё несколько миллиардов жителей планеты Земля. Вместо того чтобы слушаться Гейтса и посвятить все свои силы и всё свое время великому делу – подготовке к новой пандемии, занимаемся тут какими-то своими мелочными делами.

Впрочем, в случае с Гейтсом явным образом речь идёт ещё и о больших деньгах. Ведь фонд Билла и Мелинды Гейтс регулярно инвестирует в создание новых лекарств и новых вакцин. Всё это, разумеется, под соусом "помощи". А миллиарды, которые получают фармацевтические компании, продавая вакцины и лекарства, – это так, приятный бонус. 

Сторонники вакцинации уже активно ревакцинируются. А между тем группа исследователей из США, Великобритании, Швейцарии и Франции опубликовали в считающемся авторитетном журнале Lancet статью, в которой говорится, что если делать ревакцинацию слишком рано или слишком часто, это приведёт к миокардиту. Или к синдрому Гийена – Барре – это такое очень неприятное аутоиммунное заболевание.

Но как же так? Вы же ещё недавно говорили, что нужно уколоться всем, независимо от сопутствующих заболеваний, а побочные эффекты от прививок – это, мол, ничего страшного, лес рубят – щепки летят.

А очень просто. Просто международная пропрививочная общественность очень обеспокоена тем, что в западных странах и в России многие уже привились и теперь пошли на второй круг, а в небогатых африканских странах никто прививки не делает. И тут внезапно, как по заказу, появляется статья о страшном вреде ревакцинации для здоровья. Хотя почему "как"? 

Не знаю, как у вас, а у меня вся эта суета ни малейшего доверия не вызывает, говорит Анна Шафран, признаваясь, что не относит себя к антипрививочникам. Вакцины в своё время помогли человечеству победить множество опасных и смертельных болезней. Но вот то, что развернулось вокруг вакцинации от коронавируса, – это даже кампанией назвать сложно. Это какая-то вакханалия и шАбаш. И устроили этот шабаш уважаемые международные организации.

Хотя почему они уважаемые, сказать сложно. Просто почему-то мы привыкли, точнее, нас приучили относиться к международным организациям с пиететом. А ведь уважение должно быть основано на каких-то поступках и действиях.

Медицина в данном случае – лишь частный случай. Почему-то многие до сих пор уверены, что вопросами прав человека лучше получается заниматься у международных организаций. В Конституции России до прошлого года был прописан приоритет международных договоров и решений международных организаций над нашим суверенным законодательством. Слава Богу, от этого избавились.

Но мы продолжаем равняться на Запад – парадокс. Вот что по поводу этого махрового западничества говорил русский патриот Константин Малофеев:

Всё это происходит оттого, что мы является членами либо подписантами различных международных соглашений. Из этих международных отношений нужно выйти. Как только мы оттуда выйдем – это прекратится <…> Потому что в государственной системе бюрократической есть постоянная задача – привести наше законодательство в соответствие с международными соглашениями, ратифицированными Россией или Советским Союзом, которые мы унаследовали.

Однако, с другой стороны, наверное, всё-таки должен быть третейский суд, способный решать споры между странами. Действующие европейские структуры показали свою ангажированность и антироссийскую направленность – полагаю, объяснять и доказывать это не нужно. Значит нужно создавать собственные, которые будут судить на основе традиционных ценностей, которые по-прежнему разделяют большинство жителей и Европы, и Азии, и, разумеется, России.

Мы можем уйти из европейских институтов, но сначала надо создать свою площадку

О правильных и неправильных международных организациях в студии "Первого русского" ведущая Анна Шафран беседовала с политологом, профессором Академии военных наук Сергеем Судаковым и председателем межрегиональной общественной организации "За права семьи" и аналитического центра "Семейная политика России" Павлом Парфентьевым.

Анна Шафран: Давайте начнём с Совета Европы и нашем присутствии в этой организации, где, как говорит Пётр Толстой, всё сводится к демонизации России.

Сергей Судаков: На сегодняшний день у нас есть груз проблем, которые нужно было достаточно давно отрезать и бросить. Но мы полагаем, что всё равно какой-то шанс к разумной политике Европы у нас остаётся. Давайте не забывать простые вещи.

Президент России Владимир Путин очень чётко сформулировал свою позицию: нужно сделать всё для того, чтобы мы грамотно покинули данный институт ввиду того, что он является враждебным по отношению к нашей стране. Тут не надо даже читать между строк.

Но нам очень важно сформировать механизмы, как правильно покинуть данное учреждение и, самое главное, каким образом мы можем снять все возможные негативные последствия. И да – когда мы что-то покидаем, мы должны понимать, что мы что-то созидаем и создаём. Нельзя просто уйти в никуда, в космос.

Нам надо понимать, что Европа – это не исключительно Брюссель, который нас очень сильно недолюбливает. Европа – она очень другая, она разная, нельзя всех мерить под одну гребёнку. Европа – это не только трансгендеры, гомосексуалисты. Это огромное количество нормальных людей, разделяющих традиционные ценности, которые верят нам. Которые также понимают, что если говорить о либерализме и справедливости, то справедливость всегда важнее.

ВОЗ: Кто платит, тот и продвигает свою повестку

– Павел, ещё одна организация, которая вызывает много вопросов у людей разных стран, – это Всемирная организация здравоохранения. В чьи интересах она действует, кому она подконтрольна, на ваш взгляд?

Павел Парфентьев: Говоря о структурах ООН, мы должны иметь в виду, что очень большое влияние на эти структуры, в том числе и на ВОЗ, в последнее время имеет не авторитет стран-членов этой организации, а ооновская бюрократия, которая начинает рулить всеми процессами, происходящими в этих структурах. Это первое, что нам надо иметь в виду.

Если мы говорим именно о ВОЗ, то мы знаем, что почти пятую часть (или 18%) бюджета этой организации в 2018–2019 году составляли средства, предоставленные частным фондом Билла и Мелинды Гейтс и созданного ими Глобального альянса по вакцинам и иммунизации GAVI. То есть это частные средства.

Для сравнения, в тот же период вклад США, самого крупного донора ВОЗ, составил 15%, то есть на 3% меньше, чем у Фонда Гейтса. При этом доля финансирования ВОЗ от России будет всего 0,5%. Ясно, в чьих интересах при таких условиях будет действовать эта организация, и уж точно – не в интересах нашей страны и нашего народа.

– То есть где деньги – там и зарыта подоплёка, как мы все понимаем. Получается, что ВОЗ даже не в интересах каких-либо государств действует, хотя именно так и декларирует. На передний план выходят некие частные акторы.

П.П.: Совершенно верно. Когда в 1949–1950-х годах СССР и некоторые страны советского блока покидали ВОЗ, они ссылались на американское доминирование, как на одну из главных причин такого решения. А сейчас мы столкнулись с ситуацией, когда ВОЗ фактически оказалась в частных руках. Причём – в заинтересованных частных руках.

Мы все прекрасно понимаем, что Билл Гейтс не просто так вкладывает деньги в производство вакцин, в вакцинацию людей во всемирных масштабах. Не может быть, чтобы частное лобби просто так давало деньги на ВОЗ.

Кстати, недавно выходило одно из исследований Всемирной организации здравоохранения на тему "домашнего насилия", целиком выдержанное в радикально-феминистских интонациях, а финансировал это исследование Фонд Рокфеллера. То есть с этой ситуацией мы сталкиваемся регулярно.

Как ЕСПЧ трактует свободу и справедливость

– Ещё одна организация, которая представляет для нас интерес, – это Европейский суд по правам человека. В чьих интересах ЕСПЧ работает?

С.С.: Павел правильно упомянул про бюрократию. Мировое правительство, мировое зазеркалье стало действовать очень чётко, чувствуя свою безнаказанность.

А теперь о ЕСПЧ. Это огромная организация, куда ежегодно поступает около 60 тысяч исков. Четверть из них – из России. Наши соотечественники очень любят подавать туда иски. Потому что в ЕСПЧ есть мощное лобби, в том числе и юридическое, которое помогает сопровождать эти иски против России.

Получается так: есть огромное количество людей, которые работают против России, утверждая, что они якобы отстаивают права человека и гражданина. Но рассматривают они иски и оспаривают решения, принятые в России, исключительно в рамках европейской концепции свободы, которая сейчас трактуется как возможность вседозволенного. То есть это уже перешло в другие рамки.

– Если посмотреть на идеологическую составляющую, там действует примат прав меньшинств.

С.С.: Совершенно верно. Большинство становится меньшинством, которое должно склонить голову и сказать: "Простите меня, что я не гомосексуалист, я каюсь". А если не покаешься, то работы у тебя хорошей не будет. Вы посмотрите, каждый год суд Европейский суд по правам человека присуждает нашему Минюсту платить очень большие деньги. Помните дело ЮКОСа, не говоря о другие делах?

Это абсолютная политика. Там нет справедливости. Какой может быть суд, если в нём нет справедливости? А зачем мне идти в суд, если я не нахожу там справедливость, кто защитит мои права, кто сделает так, чтобы решение было справедливым, а не политическим? Но если ты являешься человеком, который сохраняет традиционные ценности, и тебя обижают. Ты обращаешься в этот суд, шансов у тебя нет. А ты напиши, что относишься к сексуальным меньшинствам, напиши, что тебя здесь поэтому угнетают, то тебя сразу поддержат и приговорят твою страну.

У меня возникает вопрос: мы такие богатые, чтобы выбрасывать огромные деньги? Нам некуда девать деньги, и мы не понимаем, что нам тоже нужна справедливость, но справедливость легитимная? А вы не заметили, что последние 10-20 лет Европа не говорит слово "справедливость"? Они говорят "свобода", они говорят "конкуренция", но никогда "справедливость".

Мы знаем, что такое политическая и экономическая справедливость. Мы понимаем, в каких терминах трактуется равенство. Именно поэтому я уверен в том, что нам сейчас нельзя находиться в юрисдикции ЕСПЧ.

Чем озабочена ВОЗ: Как легализовать наркотики, проституцию и педофилию

– Если говорить о той повестке, которую продвигают международные организации, то ВОЗ для нас здесь представляет особый интерес. Так какую повестку продвигает Всемирная организация здравоохранения?

П.П.: Я поддержку Сергея в том, что нам давно пора покинуть юрисдикцию ЕСПЧ почти по той же самой причине, почему, на мой взгляд, нам надо покинуть ВОЗ.

Дело в том, что структуры радикальных социальных инженеров – активное лобби сексуальных меньшинств, феминисток, абортивное лобби и прочие – много лет работали над тем, чтобы захватить контроль над международными организациями, превращая их в инструменты продвижения своей идеологии и навязывания её всему миру, всем независимым государствам.

Что произошло с ЕСПЧ? Была взята категория прав человека, в определённый момент понимавшаяся традиционно, и полностью подменена новыми интерпретациями, которые создаёт сам суд своими нелегитимными решениями. Мы это видели недавно на примере России, когда ЕСПЧ заявил, что у нас есть юридическая обязанность признания однополых союзов.

Путь к этому был постепенным. И мы видели, как происходит это с данной институцией. То же самое произошло с ВОЗ. Категория "здоровья" полностью переопределяется в работе этой организации.

И мы сейчас сталкиваемся с тем, что под защитой здоровья народов, которой должна по своему уставу заниматься ВОЗ, понимается насаждение интересов сексуальных меньшинств, развращающий секспросвет детей в школах и детских садах, независимо от того, согласны ли родители с таким просвещением, лоббирование интересов феминисток. Огромные деньги вкладываются в навязывание миру абортов, в борьбу с так называемым "домашним насилием", с проталкиванием интересов различных форм семьи.

В последнее время на уровне различных структур ООН наблюдается тенденция в сторону легализации педофилии. Представители ВОЗ неоднократно призывали к легализации употребления наркотиков и проституции. Вот такая форма заботы о здоровье населения. Нам такое здравоохранение не нужно.

– А что это за механизм, при помощи которого они всё это продвигают?

П.П.: Мы это можем увидеть на примере недавно утверждённой новой редакции международной классификации болезней – МКБ-11, согласно которой системы здравоохранения разных стран статистически фиксируют диагнозы, которые ставят врачи. В новой редакции полностью нормализована, к примеру, трансгендерность, она больше не рассматривается как сколько-нибудь патологическое состояние.

В определение педофилии также внесено изменение. Оно не один год готовилось, его сначала пытались внести в американский диагностический справочник по психиатрии, потом уже в МКБ-11. Это определение, согласно которому восприятие педофилии как патологии зависит, в том числе, от того, доставляет ли оно какие-то неприятные ощущения человеку, который ею страдает.

И мы уже видим различные рекомендательные документы "мягкого права". Формально они государства ни к чему не обязывают. Но в реальности они начинают использоваться и национальными судами как источниками толкования международных договоров, и различными НПО внутри стран с целью давления на органы власти, требуя воплощения этого "мягкого права" в реальность.

Нам нужна Евразийская концепция прав человека

– Чем нам может грозить выход из ЕСПЧ?

С.С.: Мне очень хочется, чтобы у нас появилась организация, где мы могли бы играть такую же роль, как США в других международных организациях. Всемирный банк, Всемирный валютный фонд, ООН, все организации, связанные с ВОЗ, – везде есть лидер, Соединённые Штаты Америки.

Они платят, они диктуют, они печатают мировую валюту, за которую покупают недра всего мира. Они заставляют всех говорить с ними коленопреклонённо. В том числе и большую Европу. Насколько самостоятельна Европа? Насколько самостоятелен Брюссель? Насколько мы сейчас можем говорить о том, что концепция той свободы, которая должна царствовать везде, действительно работает? Возможно, работает частично.

Что мы потеряем, если выйдем из Европейской конвенции по правам человека? Наверно, мы потеряем какую-то часть престижа, который был нами заработан. Но правда ли он нам нужен? И это действительно ли престиж, когда мы защищаем исключительно права меньшинств, чем сами себя унижаем?

Да, мы перестанем платить деньги за такое несправедливое правосудие, если его можно назвать правосудием, а не назначением виновным. Между правосудием и назначением виновного – большая разница. Какая презумпция невиновности? Мы же прекрасно понимаем, какое решение судьи вынесут.

Отсюда простой вывод: надо не бояться, а создавать свою собственную концепцию. Давайте назовем её Евразийской концепцией. Это условное название. Но несложно понять, что есть такая концепция, и в основе её будет лежать не либерализм, а справедливость. Мы должны собрать нормальную конференцию, с десятком стран, которые бы в ней участвовали, с высококлассными судьями, юристами, каждый из которых должен пройти определённый фильтр.

И вот на этой конференции должна быть выработана рабочая карта того, как мы видим продвижение новой Евразийской концепции прав человека. И тогда, когда мы покинем один институт, у нас будет площадка, куда переходить. И ни один человек не скажет: "Вы лишили нас правосудия".

Нет, мы вас не лишаем правосудия. Мы даруем вам справедливость.

– А существуют ли прецеденты выхода из ВОЗ?

П.П.: Я уже упоминал, что в 1949 году из ВОЗ вышли Советский Союз, Украина и Белоруссия. О выходе из организации тогда сообщил заместитель министра здравоохранения СССР доктор Николай Виноградов, представлявший тогда в ВОЗ нашу страну. Он написал следующее:

Имею честь информировать вас, что Министерство здравоохранения СССР и подведомственные ему медучреждения не удовлетворены работой ВОЗ. Задачи, связанные с международными мерами по предупреждению и контролю заболеваний и распространению медицинских научных достижений, не выполняются Организацией удовлетворительно. В то же время поддержание раздутых административных структур Организации предполагает расходы, нести которые слишком тяжело для государств-членов. Всё это показывает, что направление, которое приняла деятельность Организации, не соответствует задачам, поставленным перед ней в 1946 году в ходе конференции, посвящённой её созданию. В свете вышеизложенного, СССР более не считает себя членом организации.

Вернулся Советский Союз в ВОЗ только в 1956 году, при Никите Хрущёве. Современный прецедент – это история выхода из ВОЗ президента США Дональда Трампа в 2020 году. Он также был глубоко не удовлетворён работой ВОЗ, было прекращено финансирование организации, была инициирована процедура выхода, которая требует годового ожидания после уведомления.

Но за это время к власти в США пришёл Джо Байден, который является активным насадителем по всему миру абортов, защиты интересов сексуальных меньшинств и далее по списку. Понятно, что решение о выходе из ВОЗ он отменил. Я думаю, что Россия ничуть не менее серьёзная держава, и как суверенное государство она может покинуть фактически любую межгосударственную организацию, в том числе и ВОЗ.

– Учитывая, что мы это уже один раз сделали, непонятно, почему мы не можем этого сделать и во второй раз.

В каждого из нас с детства заложен пиетет и уважение к врачам, сказала Анна Шафран, завершая беседу в студии "Первого русского". Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит, и всё такое. Хотя Айболит, напомню, ветеринар и людей не лечил. И никто до сих пор так и не ответил на мучающий многих детей и взрослых вопрос – а где Айболит взял новые ножки, которые пришил зайке? У кого он их предварительно отрезал?

К членству России в любых международных организациях надо подходить с единой меркой: в чём наши интересы?

Уважение к суду закладывается у человека не в детстве, а чуть позже, но главное требование к судье – это быть непредвзятым и принимать решения в интересах людей. Этим, как видим, и не пахнет.

Что такое ВОЗ и ЕСПЧ? Это вовсе не медицинская и судебная структуры, как кому-то, возможно, до сих пор кажется. Это собрание международных чиновников. А мы уже неоднократно сталкивались с тем, что возглавляющие международные организации чиновники думают и заботятся о чём угодно, но только не о благе стран, которые их в эти организации делегировали, и уж тем более – не о благе каждого конкретно взятого человека. 

Пандемия действительно могла бы стать достойным поводом для объединения человечества перед общей угрозой. Но противоречивые, непредсказуемые, непонятные, а с точки зрения многих экспертов – откровенно вредные рекомендации международных организаций стали одной из важнейших причин сложившегося размежевания. И кто будет разбираться в многочисленных случаях нарушения прав человека в ходе бессмысленной и беспощадной борьбы с ковидом? Вряд ли существующие международные судебные структуры к этому готовы. 

По итогам нашей сегодняшней беседы, безусловно, каждый сделает свои выводы. Но мне кажется, что к членству России в любых международных организациях надо подходить с единой меркой: способствует ли это благу граждан России и соответствует ли Стратегии национальной безопасности нашей страны. Не проходит хотя бы по одному пункту? Давай, до свиданья! Думать в данном случае о каком-то выдуманном "международном престиже" или "ой, перед другими странами будет неудобно" – пораженчество и даже, не побоюсь этого слова" – вредительство! Национальная безопасность должна быть безусловным приоритетом.

Нужно ли России сохранять членство во Всемирной организации здравоохранения и в Европейском суде по правам человека или пора принципиально пересмотреть членство в международных организациях? Полагаю, сегодня было сказано достаточно. Подумайте об этом.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic