nbalanchak

Categories:

Американская «аристократия» побежит в Евросибирь...


Владимир Можегов

19 сентября 2021, 12:18

Евросибирь. Не самое тривиальное словосочетание. Придумал его Гийом Фай (1949–2019) – французский публицист и политик правого толка, некогда друг и соратник Алена де Бенуа, потом резко с ним разошедшийся. Гийом Фай придумал еще несколько ярких слов-образов. Например, «археофутуризм» – так, по мнению Фая, должна называться будущая идеология консервативной революции, совмещающая традицию и прогресс.

Взгляд Фая и правда одновременно и прогрессистски креативен, и традиционалистски трезв: как бы кому ни хотелось, человечество не способно уже вернуться назад, в архаику. Но оно еще может взять прогресс в жесткие руки традиционной этики, дабы избежать всемирной техногенной катастрофы, утопий трансгуманизма, тотального цифрового контроля и прочих прелестей, к которым ведет его просвещенческая парадигма.

Именно в книге «Археофутуризм» (1998) высказана идея Евросибири. Что же такое Евросибирь? Это, если совсем кратко, имперский союз народов Европы и России, объединенных для защиты от атлантизма с одной стороны, а от исламизма – с другой. Это в широком смысле проект «этнополитический». Центральным для себя Фай видит понятие культуры и ее национального носителя:

«Кельты, немцы, греки, славяне, скандинавы, римляне, иберийцы… или скорее, мы, их наследники, должны считать себя единым народом, наследующим общую землю – гигантскую родину с колоссальными материальными и человеческими ресурсами, имеющую единую судьбу. Согласно менее амбициозной гипотезе, эта страна должна простираться от Атлантического океана до русской границы; согласно самой амбициозной (ее и следует всегда поддерживать) – это Евросибирь, которую также можно считать выражением идеи «Великой Европы», земли от Бреста до Берингова пролива, которая в 24 раза крупнее Франции. Это будет самая большая объединенная политическая единица в истории человечества, простирающаяся через четырнадцать временных поясов… Одной из наших границ станет Амур – граница с Китаем. Другими будут Атлантический и Тихий океаны… Еще двумя границами станет Средиземное море и Кавказ…» – пишет Фай.

Иными словами, Евросибирь – это огромный европейский блок, одной стороной граничащий с «имперской американской республикой», а другой – с «мусульманским блоком», «менее разделенным, – замечает Фай, – чем обычно думают». И если американской «мировой сверхдержаве» Фай пророчит скорый культурный упадок, то о мусульманском блоке говорит, что он «не даст нам спуску и, вероятно, станет нашей главной угрозой»; впрочем, тут же и добавляет: «в то же время, если мы будем достаточно сильны, он сможет стать и отличным партнером».

Что ж, выглядит всё это грандиозно, утопично и, в ряду иных сегодняшних «утопий», гораздо менее катастрофично. В мире, нарисованном Фаем, можно жить. И жить неплохо – в собственном национальном доме, со своим языком и своей великой культурой. Это действительно проект имперский, и не только футуристичный, но и по-хорошему архаичный.

В основе идеи Евросибири, как нетрудно заметить, лежит идея пресловутого Хартленда британского геополитика Макиндера, согласно которой стратегический союз России и Германии образует континентальное сверхгосударство масштаба и мощи, достаточных для обеспечения ему мировой гегемонии, которую уже никто и никогда не сможет оспорить.

Неудивительно, что доклад Макиндера, прозвучавший в 1908 году, был положен в основу британской геополитики всего ХХ века. На его фундаменте и центральном тезисе «ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не допустить союза России и Германии» разворачивалось стратегическое строительство атлантизма, включая планирование Первой и Второй мировых войн. Центром атлантистской политики идеи Макиндера остаются и сегодня.

На эту тему

Но утопия Гийома Фая идет еще дальше, в глубь времени, к идее единой Римской империи: «Нам, наследникам родственных народов, дан шанс разделить пространство, которое уже при жизни наших детей сможет воплотить мечты Карла V, которые он так и не смог воплотить – «империя, над которой не заходит солнце». Это событие глобального значения можно сравнить только с основанием Китайской или Римской империй»… «Происходящий на наших глазах хаос – эта беспорядочная толпа европейцев, ждущих организации – может привести к восстановлению и историческому повторению в иной и более крупной форме не только Римской империи с центром на Средиземноморье, но также и Священной Римской империи с центром на гигантской евросибирской равнине, открытой четырем морям».

Конечно, сразу бросается в глаза отсутствие у Гийома Фая, в силу его европоцентризма, достаточных знаний о Востоке, в том числе знаний геополитических. Так, например, упоминая о Священной Римской империи, то есть империи Оттонов, Фай как будто вовсе забывает о Восточном Риме, Византийской империи – настоящей наследнице, через Константина Великого, Рима Античного.

Сильно вредит мировоззрению Фая и его «ницшеанский комплекс»: он – совершенный язычник, не понимающий ни всечеловеческой сути христианства, ни христианской миссии Рима. Но общей масштабной интуиции Фая всё это, кажется, не слишком вредит. А его пафос звучит поистине вдохновляюще: «от наших замерзших арктических островов до торжествующего солнца Крита, от степных равнин и фьордов до маки (вид южных кустарников – прим. авт.), сотня свободных и единых народов, организованная в форме империи, возможно, завоюет себе то, что Тацит назвал Царством Земли, Orbis Terrae Regnum».

Что ж, добавим мы, почему бы не включить в круг великих имперских народов Евросибири, например, и Японию? Почему не поднять над нашей будущей великой империей крестоносный флаг? Под который мы готовы будем позвать и иные неопределившиеся до сих пор народы? Ведь, в сущности, на более глубоком онтологическом уровне, проект Фая есть восстановление Христианской Римской империи; ее Восточного (византийско-болгарско-русского) и Западного (итальяно-германского) крыла. Конечно, Римской империи на новом витке развития мира, в новом, археофутуристическом стиле. 

Перед нами, по сути – глобальный Третий Рим, извечная русская идея. Мечта, воплощавшаяся некогда в поучениях Сергия Радонежского, иконах Андрея Рублева, в империи Ивана III и Грозного, и в Новом Иерусалиме Никона, и в Священном Союзе Александра I, и в утопическом «союзе русского царя и римского папы» Вл. Соловьева, и наконец в модернистской империи СССР – второй сверхдержаве мира. Евросибирь – это Новый имперский Рим с центрами в Москве, Берлине, Париже и Риме, стоящий на фундаменте античной и христианской европейской культуры и цивилизации.

Кому-то такие перспективы могут показаться пугающими. Мне лично гораздо более пугающей видится перспектива гибели европейской культуры и вымирания белых народов, растворяющихся в азиатском море под бременем шатающегося Евросоюза.

Скажут – а как же мусульманские народы, с которыми долго и мирно сосуществовала Российская империя? Что ж, если оставить чрезмерный европо- и этноцентризм Фая, то и с этим нет никаких проблем. В перспективе Евросибири судьбу мусульманских народов следует вручить им самим. Пусть сами решают, присоединиться ли им к Новому Риму или уйти под крышу «всеисламского халифата» или «мусульманского блока», как называет его Фай.

То же относится и к жителям тонущего американского гегемона. Сегодня ВАСПы, некогда полноправно владеющие Америкой, остаются в фактическом меньшинстве, более того – меньшинстве теснимом и гонимом. Завтра, когда властные структуры окончательно ослабеют, их будет уже физически уничтожать цветная (во всех смыслах) революция: антифа, БЛМ, уличные банды и организованная мафия. И тогда им останется только одно. Так же, как в начале ХХ века русская аристократия бежала из большевистской России, эта бывшая американская «аристократия» побежит обратно в Европу, точнее – в новую империю Евросибири, Третий всемирный Рим.

Ну и как вам утопия?

Другие материалы автора

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic