nbalanchak

Если у варвара уходит и память, и страх — жди беды...


Психология Великой Победы

Попытки переписать историю Второй мировой и Великой Отечественной войн (фальсификациями, искажениями, фейками, полуправдой и постправдой) — опасны даже с чисто психологической точки зрения. Для очень и очень многих. Поясню.

Наследники нацистов

Коронавирус отчетливо показал, что экономика, например, мекки западного туризма — австрийского горнолыжного Тироля, откуда по Европе и понеслось, — надежно покоится на труде восточных рабочих. Горничные и поломойки, портье и таксисты, носильщики и посудомойки, прачки и разносчики — они поголовно «заробитчане». Из Литвы и Латвии, Польши и Украины, Молдовы и Румынии. С априори дешевыми (для Запада) мозолистыми руками.

Пандемия ли в мире, мор ли или все семь египетских казней сразу — западные страны принимали и будут принимать десятками и сотнями тысяч поденных рабочих с востока. На аккуратных, плодовитых и экологичных полях Германии, Великобритании и даже Финляндии пашут не с детства приученные к труду фермеры, бауеры и прочие земледельцы. А эти… ну как их… ай, какая разница, короче, с востока.

И кто их считает, ведь карантин для них, он такой: с первого же дня на работу, жить кучей в своих бараках, никуда не выходить, а то еще кого из наших, цивилизованных, позаражают, нельзя допустить.

«Славяне должны на нас работать. В той мере, в какой они нам не нужны, они могут вымирать. Поэтому обязательное проведение прививок и медицинское обслуживание со стороны немцев является излишним. Размножение славян нежелательно… Последний немецкий рабочий и последний немецкий крестьянин должен всегда стоять в экономическом отношении выше любого поляка», — это партайгеноссе Борман.

«Копать и таскать камни, для этого есть русские… Одежда, условия жизни и снабжения подневольных рабочих чуть лучше, чем у них дома, где многие люди еще живут в землянках… В качестве обуви им достаточно деревянных башмаков, к ношению нижнего белья русские не привыкли… Иных наказаний, кроме как лишения еды и казни, к ним применять не стоит», — а это рейхсмаршал Геринг.

Замените «славяне и русские» на «постсоветские и восточные» — и добро пожаловать в современный «эурапейский» мир.

22 июня — начало войн

Во время войны чехи (аннексированные, оккупированные, захваченные в рабство — не суть) усердно трудились на рейх. Сейчас они сносят памятник освободителю Праги маршалу Коневу и вкалывают на Германию. На тех же самых заводах, которые были задешево скуплены. Быть скупленным — это вам не побежденным, не рабом, так гораздо приятнее для самоощущения. Можно даже чутка погордиться, что американское радио «Свобода» базируется именно в Праге, — если, конечно, не чувствовать иронии.

«Меня ни в малейшей степени не интересует судьба русского или чеха... Живут ли другие народы в благоденствии или они издыхают от голода, интересует меня лишь постольку, поскольку они нужны как рабы для нашей культуры», — рейхсфюрер Гиммлер.

Объективно оценивая современность, Европа почти достигла экономических целей той войны — с корректировкой на реалии. Пусть не рабский, но дешевый восточный труд обеспечивает жизнь рядового бюргера «из коренных», позволяя «Дойче Велле» невозбранно вещать о европейской цивилизационной парадигме.

Рейхскомиссар Украины Кох: «Мне нужно, чтобы поляк при встрече с украинцем убивал украинца и наоборот. Если до этого по дороге они пристрелят еврея, это будет как раз то, что мне нужно… Нам не нужны ни русские, ни украинцы, ни поляки. Нам нужны плодородные земли» — что из этого гештальта, глядя на современную нам картину мира, еще не закрыто?

И санкции, цинично, с чисто арийским пренебрежением нормами («внезапно и вероломно», как сказали бы наши предки) наложенные на Беларусь, — это лишь завершение процесса. Цель, как и всегда в западной политике, озвучила самая мелкая сошка из тех, кого не жалко, — министр Люксембурга Ассельборн: «Сделать режиму (Беларуси. — Прим. авт.) настолько больно, чтобы поставить на колени».

И правда: все ж вокруг уже стоят на них, многие даже и лежат, головы не поднимая, и только Беларусь… что они о себе возомнили?

Новые гитлеровцы

Осталось забрать у нас память о нашей Великой Победе. И кривая она была, и преступная, и нечестная, и кровавая… да и была ли вообще? Сами ж напасть собирались, разве нет? Нет? Ну, все равно, по заслугам, красные вы человеки.

А может, и не было ее вовсе, и все это плоды «тоталитарной пропаганды», которые и сами скоро уйдут в землю? Надо только не оставлять усилий «ученых историков», не забывать подкидывать гранты национал-предателям, строго спрашивать с подотчетных сайтов за каждый выданный им евроцент. И они, эти… ну как их… короче, с востока — запутаются. Перестанут считать свою победу Великой, затем — своей и, наконец, Победой. Немного времени, немного денег, много лжи — и все.

Вот тут и кроется та самая опасность. Психологическая прежде всего: создавая ложную картину для нас, они рисуют ее и для себя, это неизбежно. Забрав же и у себя подлинную память о тех войнах, о нашей Великой Победе, очень легко сдвинуться и дальше. В сторону «решения недорешенных вопросов».

Ведь уже не будет тех, кто смог бы помешать. Неоткуда будет взяться критическому восприятию «новых старых идей». Никто и не вспомнит про аналогию с «новым мировым порядком». Даже страх красного человека — и тот уйдет.

Раньше был Generalplan Ost, в котором речь шла про «онемечить половину чехов, треть украинцев и четверть белорусов, а остальных — в Сибирь», ну, или как уж там получится, может, и в печь. Сейчас цивилизованной донельзя Европе понятно: «Экономика России базируется на незаслуженных доходах от добычи и продажи природных ресурсов», — говорят не стесняясь. Произносят вслух.

Можно, конечно, попытаться санкциями ополовинить доходы. Но надежнее было бы забрать ресурсы себе.

А для гарантии успеха — сначала подмять Беларусь. Бунтом, СВИФТом, санкциями… а может, просто бомбить Бобруйск?

Стало быть, ненужных для западной экономики людей — не в Сибирь. Скорее, снова уж как оно там получится. А немногие еще потребные — давайте, «европеизируйтесь», вот хоть бы и в Тироле, шнеллер-арбайтен.

Сберечь память

Вот что будет, если позволить континенту утратить память о Великой Победе. Неотвратимо случится, как по апробированному бизнес-плану. Коллективная Европа, судя по всему, уже готова к коллективному Гитлеру. Даже свой доктор на «М» уже есть: «Мы хотим внести свою часть вклада, чтобы финансово иссушить режим (Беларусь. — Прим. авт.)», — это сказал министр Германии по фамилии Маас.

А вы знаете, что все чаще в мировой прессе Германию (и ведомый ею теперь уже единолично Евросоюз) этак игриво называют «Четвертый рейх»? Даже доктор Фрейд ничего не смог бы поделать: это и есть последствия того, как постправда искажает мышление самого фейкомета. Это — отдача.

Нам с вами память, боль и гордость за своих предков выпало хранить. Надо быть достойными их подвига: в этом, если хотите, наша «беларуская годнасць».

Хранить хотя бы (а кто знает, может, и прежде всего) для того, чтобы не дать цивилизованной Европе оскотиниться. Как это не раз случалось в европейской культурной традиции.

Три даты в году идут обычно подряд: День Великой Победы, День памяти и скорби и День независимости Республики Беларусь. День, когда был освобожден город-герой Минск. Один день в самый разгар операции «Багратион» — триумфа советского военного искусства. После 3 июля у Гитлера везде посыпалось просто все.

Потому наступающий День независимости Беларуси надо бы отмечать всей действительно цивилизованной Европе. Не может быть, чтобы там уже все — на коленях и возле корыта.

А гитлеры с геббельсами (как и маасы, и ассельборны) — уходят. Тушкой ли, чучелом, пеплом в небо, но уходят.

Мы, белорусы, тому свидетели. На том стояли, стоять будем и выстоим.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic