nbalanchak

Планы этнических чисток в "Военной доктрине украинских националистов"...


«Военная доктрина» предусматривала кардинально отличные мероприятия. В разделе «Националистическое восстание» читаем:

[...] Наше восстание не только за изменение политического строя. Оно должно вычистить Украину из чужого, враждебного елєменту и с недоброго собственного, ріднього. Только во время восстания будет возможность вымести буквально до последней ноги польский елємент с С[ахідних] В[краинских] С[емеля] и в этот способ закончить польские претенсії о польский характер этих земель. Польский елємент, что будет чинно ставить сопротивление должно улягти в борьбе, а остальных надо зтероризувати и принудить к бегству за Вислу. Ибо нельзя этого допустить, чтобы по получению Из.В.С., польский елємент мог здесь жить подле Украинцев. С.В.С. в будучій Украинском Государстве должен быть чистый под национальным обзором, потому что эти земли имеют особое значения для будущей Украинского государства, и поэтому не будет времени на борьбу с польским елєментом, если бы такой вышел еще нерозтрощений совсем с восстания. [...] Надо помнить, что чем больше пропадет во время восстания враждебного елєменту, тем легче будет происходить построение Украинского государства и тем сильнее она будет[28].

Приведенный фрагмент интересен тем, что объясняет мотивы сторонников силового очистки западноукраинских земель от поляков. Эти земли рассматривали как «Пьемонт», который должен выполнить особую миссию – стать базой для освобождения всей Украины, а впоследствии обеспечить ее развитие национально сознательными кадрами. Однако, чтобы успешно выполнить свою историческую миссию, западно-украинский «Пьемонт» прежде всего должен быть очищен от представителей враждебных наций, которые могут ударить в спину национальной революции. Так рассуждали деятели радикального крыла ОУН, чьи мысли выразил автор «Военной доктрины».

Колодзінський считал необходимым не только очистить украинские земли от поляков, но и полностью уничтожить дворы польских землевладельцев как символы чужого господства. Он писал:

Польский двор не только эксплуататором рабочей силы рус[аїнського] села, но также символом польской власти и центром деморализации. Во дворе громоздятся все польские силы. Каждый Поляк находит там моральную и матеріяльну помощь. Отсюда берут начало все польские патриотические мероприятия. Польский «ксендз», учитель, діточа питомник, стшелєц и вся польская голытьба находит пристанище во дворе. В польском дворе становятся покритками все украинские бедные девушки, что становятся здесь на работу. За это все, собственно, и ненавидит украинское село польский двор[29].

Поэтому, считал Колодзінський, в ходе будущего украинского восстания «надо уничтожить до фундамента польские дворы и на том месте сделать спортивные площади, чтобы молодая генерация юношей Соборной Украины закаляла свое здоровья на том месте, где прадеды и родители тратили силу и честь». Уничтожение польских дворов следовало придать символического значения. «Такое уничтожение, – утверждал автор, – не будет вандализмом, но символическим уничтожением враждебной власти». Он советовал даже разработать специальный ритуал сожжения польского двора вроде разрушения Бастилии[30].

«Военная доктрина» Колодзінського предусматривала не только виметення «к ноге» польского элемента из западноукраинских земель, но и частичное уничтожение других «враждебных» национальных меньшинств: «Восстания ОУН должен уничтожить живые вражеские силы на укр[аїнських] землях. [...] До тех сил принадлежит рівнож рядом реґулярної армии, целое вражеское население и все те меньшинства, относятся враждебно к рус[аїнської] самостийности»[31]. Особенно это касалось евреев:

...3 и пол миллиона Жидов не вырежем во время восстания, как это проповедуют некоторые из националистов. Бесспорно, что гнев украинского народа к Жидам будет особенно страшен. Мы не имеем нужды этот гнев гамувати, противно [– имеем его] побільшувати, ибо чем больше погибнет Евреев во время восстания, тем лучше будет для украинского государства, потому что Иудеи будут одинокой меньшинством, которое не смеем обхватить нашей денаціоналізаційною политикой. Все иньши меньшинства, которые выйдут живыми из восстания, будем денационализировать[32].

Комментируя этот фрагмент, заметим, что отношения ОУН к евреям эволюционировало от предложений сотрудничества с ними в построении украинского государства в начале 1930-х гг. к резко антисемитских публикаций в конце этого же десятилетия[33]. Распространению воинствующего антисемитизма способствовали представления об исключительной роли евреев в преступлениях коммунистического режима в СССР и в мировом коммунистическом движении, жесткая конкуренция украинской кооперации с еврейскими предпринимателями на западноукраинских землях, влияние польского радикального национализма, который имел отчетливо антисемитский направления и, наконец, надежды на помощь нацистской Германии в борьбе за самостийную украину. Новый миф «жидокомуни» накладывался на древние стереотипы еврея – ростовщика, арендатора и врага христианской веры. Некоторые члены ОУН разделяли распространен в антисемитской литературе взгляд о вреде смешивания с «бездомно-безгосударственной» еврейской расой, что, мол, может привести к «ожидовлення» украинцев и потери ими государственнического инстинкта[34]. Поэтому-то и Колодзінський исключал евреев из планов будущей денационализации (украинизации) меньшинств.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic