nbalanchak

Categories:

Как «гиена Европы» стала ее головной болью...


24 Июня 2021

Сергей Кузнецов

Существует историческая примета, что вхождение Львова в какую-нибудь империю или государство неизбежно ведет к их развалу. Нечто похожее происходит в последние несколько веков и с Польшей. Не сложилась у нее историческая судьба. А обострилось все с объединения Польши и Литвы в 1569 году на основе Люблинской унии. Хотя и более раннюю историю Польши нельзя назвать спокойной.

Образовалась своего рода карликовая империя, располагавшаяся на территориях современных Польши, Украины, Белоруссии и Литвы, а также частично на территории современных России, Латвии, Молдавии, Эстонии и Словакии. Название она получила ― Речь Посполитая.

В современной польской историографии ее называют «I Речь Посполитая». Есть у поляков и «II Речь Посполитая» (с 1918 по 1939 г.); а с 1989 года ее именуют «III Речь Посполитая».

Период существования Польской Народной Республики (1944–1989) в этой нумерации не учитывается, чтобы подчеркнуть её отличие от других Речей Посполитых.

Во всех этих наименованиях угадываются фантомные боли по утраченной империи, которую поляки мечтают возродить в том или ином виде. И они этого не скрывают, организовывая разного рода политические прожекты типа «Люблинских проектов» с участием Украины и Литвы.

Ностальгия по утраченной империи сопровождается большой неприязнью к тем, кто ее разрушил, проведя к 1795 году три раздела страны и трижды поделив Польшу между Россией, Пруссией и Австрией.

Еще один раздел Польши произошел уже в 1814–1815 гг. на Венском конгрессе между теми же Австрией, Пруссией и Россией. Из бывшего Варшавского княжества, созданного Наполеоном после разгрома Пруссии, было образовано Царство Польское, большая его часть по решению Венского конгресса передавалась России.

Сознательно или нет, но Австрия с Пруссией тем самым устроили тогда России историческую «подлянку», повесив на нее основную часть проблем по борьбе с польским национально-освободительным движением. А именно такие задачи и ставились при новом разделе Польши.

Тогда и стало понятно, что основным врагом любой империи является национализм входящих в нее народов. Позднее эти знания были неоднократно использованы для крушения многих империй.

Последствия нового раздела не заставили себя ждать и вылились в серию восстаний (1830, 1846, 1848 годов).

Осенью 1861 г. для прекращения «беспорядков» в Польше было введено военное положение, однако в 1863–1864 гг. восстание вспыхнуло вновь.

Сегодня поляки постоянно манипулируют историческими фактами, обвиняя исключительно Россию в разделах Речи Посполитой. В Варшаве «забыли», что в них активно участвовали и другие ее тогдашние соседи, которых серьезно достала политика Речи Посполитой, постоянно сопровождавшаяся необоснованным гонором, претензиями и высокомерием.

Собственно, этими чертами внешнюю политику Речи Посполитой наградило очень своеобразное сословие польских дворян, существенно отличавшееся от других европейских дворян своей многочисленностью и нередко отсутствием у ее представителей реальной собственности. Только принадлежность к сословию, полученную в результате какого-то «героического» поступка одного из предков, отличившегося в многочисленных феодальных сражениях на стороне короля, и неимоверный гонор от своей принадлежности к шляхте.

После вхождения польских территорий в состав Российской империи власти значительно сократили количество представителей шляхты, потребовав предъявить документальное подтверждение принадлежности к дворянскому сословию, чего большинство безземельных шляхтичей не смогло выполнить. В результате они были отнесены в разряд простолюдинов, что еще больше усилило недовольство последних и способствовало росту «национально-освободительных» настроений среди поляков.

Как говорится, характер ― это судьба! Оказывается, что это в полной мере относится не только к людям, но и государствам, которые эти люди населяют. Гонор и высокомерие поляков определяют судьбы страны не только в истории, но и в настоящее время. Могу предположить, что так будет и в обозримом будущем.

В этой связи мне вспоминается встреча в МИД в конце 90-х годов прошлого века с одним западным дипломатом. В ходе информационной беседы в числе прочего обсуждали политику стран Восточной Европы, входивших ранее в социалистический лагерь. Остановились на Польше, уже вступившей в НАТО в марте 1999 года.

В словах коллеги при этом чувствовалось явное превосходство, он как бы говорил: вот видите, все ваши союзники уходят от вас на Запад. Этих слов напрямую произнесено не было, но их смысл угадывался.

Я попытался остудить его пыл, заявив, что с Польшей и Прибалтикой не все так однозначно. А Польша вообще станет для Запада реальной головной болью, особенно после вступления в ЕС, когда она начнет с большим нахрапом отстаивать свои экономические интересы.

В доверительном порядке мой собеседник, знавший историю Польши и знакомый с польским национальным характером, согласился, что в отношениях с этой страной Европу ожидают непростые времена. И он был вынужден согласиться с утверждением, что Польша ― это теперь головная боль Европы.

Распад Советского Союза ― явление, безусловно, печальное. Но и в нем есть свои положительные моменты, заключающиеся в том, что Россия помимо своей воли избавилась от значительного числа республик, для которых по политическим соображениям была экономическим донором на протяжении всех лет существования СССР. Избавилась она и от ложных или вынужденных «союзников» в лице стран «социалистического лагеря», где Польша занимала особое место.

Отрицательное влияние польского национального характера на внешнюю политику в какой-то мере удавалось сдержать только советскому руководству в период Польской Народной Республики. И ключевые слова здесь «в какой-то мере», потому что, как известно, растущее давление внутри котла можно сдерживать, усиливая давление снаружи. Но также известно, что это невозможно делать бесконечно. Применительно к Польше об этом свидетельствуют многочисленные восстания и их жесткое подавление соседями в прошлом.

Ненависть поляков к России не раз сыграла с ними злую шутку. Особенно просчитались наши соседи, когда, по существу, содействовали приходу к власти в Германии нацистов в надежде на то, что им удастся направить их на войну с Советским Союзом.

Последствия Второй мировой войны для Польши известны. Из 35,1 миллиона жителей, проживавших на польских землях к 1 сентября 1939 года, в ходе войны погибло порядка шести миллионов человек (эти цифры уточняются, оспариваются, но сути это не меняет). Плюс обычные для военных действий разрушения экономики, жилого фонда и т. п.

Букетно-конфетные отношения стран Старой Европы с Польшей начались после вступления ее в ЕС в 2004 году: немецкий рынок труда активно пополнился дешевой польской рабочей силой, а немецкие компании принесли в польскую экономику новые инвестиции.

Создание «Веймарского треугольника», объединившего Францию, Германию и Польшу, открывало новые возможности для региональной интеграции. Но счастье, как известно, не может длиться долго. Поляки также поняли, что просто не в состоянии долго идти против своей натуры, отточенной в годы Речи Посполитой.

Имперские замашки дают о себе знать и через века. Понимая, что захватить лидерство в Евросоюзе ― задача слишком тяжелая, Польша все чаще стала заявлять о себе в качестве негласного лидера стран «Вышеградской четверки» (объединение четырех центральноевропейских государств: Польши, Чехии, Словакии и Венгрии).

Эти претензии на региональное лидерство в ЕС, где благодаря стараниям Польши намечалось некое разделение Новой и Старой Европы, у последней вызвало очевидное неприятие. Наиболее болезненно на эти польские потуги среагировала Германия.

Как бунт на корабле немецкое руководство восприняло резкое выступление Варшавы (поддержанное Будапештом) против размещения у себя беженцев из Африки и с Ближнего Востока. Так, Польша отказалась участвовать в специальном саммите ЕС по миграции и отказалась подписывать Миграционный пакт ООН.

Все призывы канцлера Германии Ангелы Меркель в поддержку миграции, мотивировавшиеся гуманитарными соображениями, в Варшаве предпочли проигнорировать, понимая, что для Германии миграция имеет не столько гуманитарный аспект, сколько является попыткой решить на перспективу проблему с пополнением собственных трудовых ресурсов в условиях сокращения рождаемости. К тому же мигранты из Африки и Ближнего Востока воспринимались поляками в качестве конкурентов для собственных граждан, выезжавших на работу в страны Старой Европы и в первую очередь в Германию.

В последние годы польско-германские отношения заметно осложнились. Польша, ставшая одной из первых восточноевропейской страной ― членом НАТО и ЕС, сняла все экономические сливки, выделявшиеся Евросоюзом для новых членов. С принятием в ЕС других стран из Восточной Европы (которые также желали свой кусок пирога) и серьезного осложнения экономической ситуации в Евросоюзе привычные дотации для Польши существенно уменьшились.

На это оказал влияние и выход из ЕС Великобритании, в результате чего «общак» Евросоюза заметно сократился.

В Германии и Франции на фоне брексита не смогли не заметить намерений Польши укрепить свои позиции в ЕС, используя, мягко скажем, не совсем порядочные схемы. Так, в Польше стали демонстративно распространяться настроения в пользу выхода из Евросоюза вслед за Великобританией. Вроде того, а что там делать, если денег больше не дают?

Подобные настроения исподволь накладывались на стремление сделать ставку на поддержку со стороны американцев. А по существу, на то, чтобы стать страной ― агентом США в Евросоюзе. Польша с готовностью предложила себя для размещения американских войск, которые Дональд Трамп намеревался вывести из Германии вследствие роста противоречий с руководством этой страны из-за требований увеличить расходы на содержание НАТО и призывов прекратить строительство газопровода «Северный поток ― 2».

Во всех этих шляхетских деяниях поляков в ЕС все более очевидно проглядывают уши Соединенных Штатов. Совсем не случайно информация о росте настроений среди поляков за выход из Евросоюза по времени наложилась на информацию о том, что Дональд Трамп уговаривал президента Франции Эмманюэля Макрона последовать примеру Великобритании, обещая за это некие экономические преференции.

Не нужен был Трампу мощный и единый Европейский союз. Намного проще иметь дело с отдельными европейскими странами. Однако единого ЕС всяко не получается, и там постоянно усиливаются экономические и политические противоречия между его членами. И во многом в этом заслуга польского руководства с его непомерными и не соответствующими реальному экономическому и политическому весу Польши амбициями, гонором и высокомерием, так узнаваемыми в историческом ландшафте этой страны.

Окончательно добили немцев новые непомерные требования поляков о репарациях за ущерб в годы Второй мировой войны. А это ни много ни мало 850 миллиардов долларов США.

Германия не хочет не только начинать предметное обсуждение новых репарационных выплат, но даже слушать о них, понимая, что и простое обсуждение способно открыть ящик Пандоры, вслед за чем посыпятся аналогичные требования от других стран Европы, пострадавших в ходе Второй мировой войны. Подобного развития событий неспособна выдержать никакая экономика, даже Германии ― локомотива Евросоюза.

В очередь за репарациями вслед за Польшей уже встала Греция, испытывающая серьезные проблемы с бюджетом, сильно подорванным пандемией. Здесь только начать, а дальше весь Евросоюз и костей не соберет!

Особое место в польско-германских отношениях занимает вопрос строительства российско-немецкого газопровода «Северный поток ― 2».

Для поляков в этом вопросе переплелось всё: стремление не допустить углубления экономического сотрудничества России и Германии, воспринимающегося как некий внешнеполитический кошмар; желание не дать России ослабить и добить экономически Украину; стремление помочь Соединенным Штатам закрепиться на европейском газовом рынке, сломав при этом сопротивление Германии, уже рассматриваемой поляками в качестве своего главного конкурента в борьбе за лидерство в ЕС, какое должны якобы им обеспечить США, «Вышеградская четверка» и партнеры по проекту «Трехморья» (объединения 12 стран ЕС Центральной и Восточной Европы в бассейне Балтийского, Адриатического и Черного морей).

Большие расчеты на укрепление своего лидерства в Европе Польша делала на развитие газопровода из Норвегии в Польшу, получившего название Baltic Pipe.

По мысли польских стратегов, этот газопровод (особенно в случае закрытия проекта СП-2) должен был превратить Польшу в хозяина газового хаба ЕС, что позволило бы не только контролировать ситуацию в газовой сфере Евросоюза, но и подняло бы политическое влияние Польши до уровня Германии.

Очередной шляхетский бред! Германия очень быстро разобралась с ним. Явно с ее подачи апелляционный совет Дании по вопросам окружающей среды не подтвердил решение на строительство на своей территории газопровода Baltic Pipe. Остановка его реализации — очень серьезное стратегическое поражение Польши. И главное, что это решение наглядно показало реальное положение и место Польши в Европейском союзе.

А Германия существенно укрепила свои политические и экономические позиции в ЕС, добившись снятия американских санкций со строительства СП-2 и разделавшись с польским газовым проектом.

Сегодня многие задаются вопросом, а почему Россия не включила Польшу в список «недружественных государств», несмотря на ее откровенную недружественную политику в отношении нашей страны?

Ответ на удивление прост: при всей антироссийской риторике и подергиваниях польского руководства реальная политика Польши в ЕС в большей степени отвечает интересам Российской Федерации, чем вредит им.

Инкорпорировав в свой состав такую специфическую страну, как Польша, Евросоюз (особенно в условиях консенсусного принятия там решений) взвалил на себя такие же проблемы и ту же головную боль, какие появились у Российской империи после трех (а с учетом решений Венского конгресса ― четырех) разделов Польши.

Как ЕС справится с этими проблемами, пока совсем не ясно. Вероятнее всего, сработает историческая примета: империя (а ЕС ― это своеобразная, но, безусловно, империя), которая владеет Польшей, обречена на развал.

Как говорится, время покажет, но такое ощущение, что ждать осталось уже недолго.

Сергей Кузнецов,

специально для alternatio.org

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic