nbalanchak

Categories:

Приговор истории, который поздно обжаловать...


Алексей КравцовБудь собой. Прочие роли уже заняты.
Сегодня 05:49  4  248

Наличие пророков в своём Отечестве совершенно бесспорно, точно так же, как хроническое непризнание их существования теми, кто решает судьбы страны.

Этот заочный телевизионный спор случился в 1990 году, накануне главной исторической катастрофы двадцатого века – развала нашей страны СССР.

Вкратце суть этой дискуссии состояла в том, что экс-начальник Генерального штаба Вооружённых сил СССР маршал Советского Союза и участник Великой Отечественной войны Сергей Ахромеев призывал не верить красивым словам американских политиков и настаивал на поддержании высочайшей политической бдительности и боеспособности Вооружённых Сил. С тем, чтобы у того же Запада не возникло соблазна захватить или ослабить, тем или иным способом, нашу страну.

Ахромеев говорил так, как будто видел будущее на тридцать лет вперёд. И он оказался прав буквально во всём – от оценки неискоренимой агрессивности Запада и его захватнических планов, до того, что тому же Западу категорически нельзя доверять. И особенно его «миролюбивым» заверениям.

Если вспомнить, что недавно сказал Президент РФ Владимир Путин о том, что «главная наша ошибка состояла в слишком большом доверии Западу», то получается, что Сергей Фёдорович как в воду глядел. И если бы мы тогда последовали его совету, то, возможно, избежали бы того жалкого жребия, который стал нашим уделом.

Что же касается его оппонента, тогдашнего бессменного директора Института США и Канады Академии наук СССР Георгия Арбатова, то он, похоже, вообще ничего не видел и ни о чём не догадывался. И это ещё в лучшем для нас случае! Он «на голубом глазу» заверял, что со стороны Запада нашей стране, дескать, ничего не угрожает. И, стало быть, до её богатств и природных ресурсов ему нет никакого дела.

Как мы хорошо знаем, в действительности всё вышло строго наоборот. Арбатов, который, со странным в его академическом статусе упорством дилетанта, твердил о невозможности военного нападения США на СССР, совершенно ничего не говорил о куда более важных и очевидных вещах. В частности, о неискоренимо враждебной России природе самого Запада, об опасности ему доверять и о необходимости высочайшей политической бдительности именно в период некоторого сближения с ним. То есть академик совершенно сознательно выводил за скобки те угрозы, которые были связаны именно с чрезмерным доверием Западу. Чем советское руководство того времени, с подсказки того же Арбатова, очень сильно грешило.

Не удивительно, что в конечном итоге, благодаря таким советчикам-антисоветчикам страну бездарно или даже злонамеренно сдали на поток и разграбление, а маршал Ахромеев повесился. Или ему с этим кто-то сильно помог.

Вокруг этого видео в сети возникла небольшая дискуссия. Которую я считаю правильным процитировать по принципиальным соображениям. Ибо мой оппонент в данном диалоге допускает, на мой взгляд, принципиальную и, увы, распространённую в наше время логическую ошибку – признаёт за Арбатовым некую правоту.

Сергей Кожбахтеев:

А мне кажется, что правы были оба и оба отчасти. Арбатов видел опасность для страны в ухудшении экономики СССР, и в этом был прав, потому что в итоге так и случилось – искусственный дефицит, организованный троцкистами в итоге максимально поспособствовал краху. Прав был и в том, что американцы действительно побоятся атаковать государство с огромным ядерным потенциалом, что гарантировало уничтожение США. Ошибался Арбатов в миролюбии Запада. Ахромеев ошибся в тактике Запада в отношении СССР.

Не военные базы вокруг Союза в итоге порешали (базы безусловная опасность для нашей страны, но они помогали контролировать Ближний, Средний Восток, Азию и Европу, тут американцы, собственно, двух зайцев пытались убить), а выращенная Западом у нас комсомольско-партийная верхушка, состоящая из приспособленцев и карьеристов, а по сути троцкистов. Благо, старая гвардия ВКПб ушла в небытие в большинстве своём.

В общем, Ахромеев ошибся лишь в предполагаемой тактике со стороны Запада, но не в стратегии.

Даже сама мысль о том, что персонаж в ранге академика и директора ведущего мозгового центра страны по вопросам внешней политики, поддержавший явно предательский политический курс, который привёл к самоуничтожению великого государства – одной из двух главных опор миропорядка в масштабах всех планеты, мог быть хоть в чём-то прав, показалась мне в корне неверной, если не кощунственной. Поэтому мой ответ был достаточно жёстким.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic