nbalanchak

Category:

"Страной должны управлять патриоты". Но как их определить?

"Страной должны управлять патриоты". Но как их определить?

vamoisej

18 марта, 18:25

Дмитрий Косырев

Есть разница между общим принципом и законодательным его воплощением. Закон не должен допускать множества толкований. Например, еще в прошлом месяце — да, собственно, и в прошлом году тоже — множество официальных лиц в Китае начали объяснять, что специальным административным районом страны, Гонконгом, должны управлять только патриоты, а не те, кто устраивал акции протеста, — и прежде всего это касается выборных членов местного парламента. Идея в целом понятная, но как перевести этот давно назревший (особенно после уличных погромов 2019 года) принцип на язык закона? Как определить патриотов и какие конкретно акции должны вести к дисквалификации избранника или назначенного чиновника? Кстати — интересный вопрос для любой страны, тут возможен полезный прецедент.На недавно завершившейся сессии федерального китайского парламента было принято только общее, рамочное постановление: декларация о том, что такой закон — по сути, реформа избирательной системы — в течение года должен быть. Все остальное — это активная дискуссия по всему Китаю. О том самом, кто такой патриот, что такое патриотизм и что в стране по этой части происходит.Правда, дискутируют не только в Китае. Люди, лишенные чувства юмора, — а это G7, ЕС и отдельно Великобритания и США — не убереглись от того, чтобы не выразить по поводу будущего закона решительный протест и пригрозить санкциями. То есть эта группа стран считает, что управлять государствами и территориями — по крайней мере, Китаем — могут также и непатриоты, люди, страну или город сильно не любящие. Поздравим Пекин с этим достижением антизападной пропаганды, для которого он, собственно, ничего и не делал.



Поздравив, посмотрим на то, как идут внутрикитайские дискуссии на эту тему. Есть неожиданности. Понятно, что и там казенные патриоты говорят речи насчет необходимости все новых патриотических фильмов или курсов в школах… Но это, наверное, неизбежно. А вот что реально неожиданно — это открытие по части того, что новое поколение (родившееся как минимум после 1990 года) оказалось патриотичнее прежних.

Вот и глава государства Си Цзиньпин заявляет, что это поколение другое и когда человек из указанных возрастных рамок оказывается за рубежом, то там ощущает себя равным всем прочим людям. То есть, переведем, комплексом неполноценности перед иностранцами нынешний молодой китаец не страдает.Китайский национализм/патриотизм образца XIX-XX века — штука сложная. Страна раздирается революциями и войнами, раскалывается на части, ее прибрежные куски отгрызаются колонизаторами (вот тот же Гонконг, но не только он)… И по всему миру, где живут потомки Желтого императора, находятся уязвленные патриоты, назойливо напоминающие иностранцам о том, сколько лет какой цивилизации. Знамениты истории китайцев, обожающих говорить на настоящем оксфордском английском и учить англичан их языку, например, тому, что слово Chinaman оскорбительное, а Chinese — нет (на самом деле это полные синонимы). В общем, картина была печальная, хотя понятная.Но сейчас мы имеем дело с поколением, чьи деды жили в стране, где в 1949-м (год основания КНР) средняя продолжительность жизни была 35 лет, а ВВП на душу населения — в 1500 раз меньше, чем сейчас. А молодые люди этого поколения обитают в державе, где прожить можно в среднем 77,3 года при почти пяти тысячах долларов на человека в год. И это, повторим, не цифры из учебника, но реальность личного опыта дедов и внуков. А деньги, вообще-то, вполне сопрягаются с национальной гордостью, если они есть.Поэтому в опросах типа "Считаете ли вы себя патриотами?" именно 20-30-летние оказываются лидерами. Когда их просят оценить собственный патриотизм по шкале из десяти баллов, получается 9,57, причем в последние пару лет этот показатель еще и рос.Заметим, среднее поколение — их родителей — в 90-е годы было несколько другим. Уязвленный патриотизм еще наличествовал, он затем вылился в потребительский бум — охоту за самыми престижными марками одежды и прочей парфюмерии по всем магазинам самой страны и Европы с США. Тогда же появились первые злобные интернет-патриоты, дышавшие ненавистью ко всему зарубежному. Сейчас в интернете происходят иные вещи.Например, девушка Пэн Цзинсюань приехала в Бордо изучать европейскую музыку. Есть подозрения, что начиналась эта история опять же с денег, которых слегка не хватило, — и она вышла на улицу Бордо поиграть там для публики на гучжэне (родственник наших гуслей). Французам понравилось, но внезапно на родине возникло целое сообщество, восторгающееся ее видео, — миллионы просмотров. Комментарии, никакой властью не спонсируемые, именно что патриотичные, с рассуждениями о глобальном измерении китайской культуры. И вот она продолжает там играть, записывая себя снова и снова…Вряд ли можно считать стопроцентной инициативой властей почти аналогичную историю, которая совсем не про гусли. А про протесты в Гонконге. В 2019 году сложилось громадное сетевое сообщество студентов из Китая, обучающихся за рубежом, которые сначала дружно стыдили гонконгских соотечественников за их нескончаемые выходы на демонстрации, а потом некоторые из этого сообщества начали устраивать пикеты уже в реале, по всему миру. В Австралии, например, или в Англии.Гонконг и его общество — нестандартная штука для страны, многим там нравится ощущать себя особыми, глобальными китайцами. Но дело в том, что на той же территории поколениями жили и другие люди, которые не очень радовались полному отсутствию демократии в колониальные времена, когда правил назначаемый из Лондона британский губернатор. Протесты в Гонконге втянули в себя сотни тысяч человек, но живут там семь с половиной миллионов, и большинству надоел этот нескончаемый шум за окном, убивающий бизнес.Поэтому сейчас все патриотические (они же — прокитайские) силы Гонконга не желают, чтобы протесты случились опять. И они начали устраивать буквально по всем районам территории акции, требуя вот того самого закона — про то, что управлять тут могут только патриоты. Оживилось множество организаций, начиная с лоббистов туристического бизнеса и заканчивая знаменитой "Защитим нашу полицию".Но закона на эту тему пока не видно. Более того, возникает ощущение, что, как говорил товарищ Троцкий, "цель — ничто, движение — все". То есть смысл происходящего не в том, чтобы выработать какой-то конечный продукт (закон) и на этом успокоиться. Патриотизм — штука живая. Смысл вот в этой дискуссии, которая должна заставить всех постоянно думать, где лежит грань между патриотизмом и подрывной деятельностью и как эту грань всегда поддерживать в чистоте и порядке.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic